Гемофилия у собак и кошек: механизмы наследования и диагностика

Гемофилия у собак и кошек: механизмы наследования и диагностика

Кровь – это жидкая соединительная ткань, состоящая из плазмы и форменных элементов: эритроцитов, лейкоцитов, тромбоцитов [1-26]. Функциональная составляющая крови многогранна. Начиная с транспортной – циркулируя по замкнутой системе сосудов, обеспечивает клетки органов и тканей необходимыми для питания веществами и выведение продуктов метаболизма, заканчивая гомеостатической и гемостатической функциями – через кровь координируется и регулируется деятельность функциональных систем, поддерживается гомеостаз, характерный для каждого вида животного [1-26].

Влияние окружающей среды, условия содержания и кормления, перенесенные заболевания, генетические и многие другие факторы оказывают влияние на количественный и качественный состав крови. Изменения состава крови приводят к нарушению функций крови.

В ветеринарной практике нередко регистрируются случаи заболеваний крови различной этиологии.

В зависимости от причин, вызвавших заболевание крови, их можно разделить на два типа:

• приобретенные – заболевания крови, развивающиеся в результате перенесенных вирусных и бактериальных инфекций, опухолей, беременностей, оперативных вмешательств, а также заболеваний печени и почек. К ним относятся: эритроцитоз, анемия, лейкоцитоз и другие.

• наследственные – заболевания, причинами которых являются генетические факторы. К ним относятся: наследственные гемофилии и тромбофилии.

Особого внимания заслуживает редкое заболевание крови – гемофилия. Наряду с тем, что аспекты, касающиеся гемофилии человека в настоящее время являются хорошо изученными, то в ветеринарной медицине информации по гемофилии животных недостаточно для проведения эффективного лечения и профилактики заболеваемости. Данная проблема связана с тем, что среди домашних животных гемофилию регистрируют редко. Описаны отдельные случаи возникновения заболевания у лошадей, собак, крупного рогатого скота.

Однако за последнее столетие в коневодстве стран Европы и Южной Америки, заболеваемость гемофилией увеличивается. Также, согласно статистике, отмечается рост заболеваемости гемофилией у собак. Рост заболеваемости в совокупности с малой изученностью вопросов этиологии, диагностики, лечения и профилактики гемофилии обуславливают актуальность данной темы.

Цель исследования – изучить патологию гемофилии сельскохозяйственных животных, в частности причины возникновения заболевания и эффективные методы его лечения.

Исследование проводилось на кафедре хирургии, акушерства, терапии и фармакологии ФГБОУ ВО Ульяновский ГАУ в рамках исследовательской работы по дисциплине «Гематология».

Гемофилия (от греч. haima – кровь, philia – склонность) – наследственная болезнь, проявляющаяся склонностью к трудно останавливаемым кровотечениям из-за сниженной способности крови к свертыванию [1-26].

Исходя из анализа немногочисленных работ по гемофилии животных, можно утверждать, что одной из основных причин гемофилии у сельскохозяйственных животных является близкородственное разведение. Наследование этого заболевания обуславливается рецессивным типом и полом животного.

Патогенез гемофилии обусловлен тем, что нарушена первая фаза свертывания крови (рис.1) – отсутствует активный плазменный компонент тромбопластин, поэтому невозможен переход протромбина в тромбин, а затем фибриногена в фибрин.

Механизм возникновения и развития патологии лежит в основе классификации гемофилии:

• гемофилия А – недостаток антигемофильного глобулина (FVIII);

• гемофилия В – недостаток фактора Кристмана (FIX);

• гемофилия С – недостаток плазменного предшественника тромбопластина (FXI);

• гемофилия D – недостатком фактора Хагемана (FXII).

Среди сельскохозяйственных животных наибольшее распространение имеет гемофилия вида А и В, чаще всего встречается гемофилия А и реже гемофилия В, процент видов С и D незначительный (рис.2).

Первичным диагностическим признаком гемофилии всех видов является пониженная коагуляция крови при уколах, ушибах, порезах и других травмах. Даже незначительная травма, полученная животным в помещении содержания, способна вызвать кровоизлияния в подкожной клетчатке, мышцах, суставах, других органах и тканях. Кровоизлияния часто имеют вид обширных кровоподтеков и гематом (рис. 3).

Помимо подкожных кровоизлияний у больных животных, также наблюдаются почечные, носовые и легочные, желудочно-кишечные кровотечения. В ветеринарной практике выраженные кровотечения чаще всего наблюдаются у молодых животных [1-26].

У больных животных при гемофилии резко замедляется свертываемость крови. Данный клинический признак может сохраняться до нескольких часов, что не характерно для здоровых особей – у крупного рогатого скота кровь свертывается в течение 10 минут, лошадей – 20, свиней – 10 и собак – 5 минут.

Рис. 1 Нарушение свертываемости крови при гемофилии

Рис. 2. Статистика заболеваемости различными видами гемофилии

Рис. 3. Клинические признаки гемофилии

Диагностирование гемофилии производится на основании комплексного обследования животного и совокупности характерных симптомов – наличие гематом, повышенной кровоточивости, наличия случаев заболеваний по линии самцов.

Дифференцируют гемофилии от гиповитаминозов К, С, Р, тромбоцитопении, апластической анемии и аллергических состояний. Решающее значение в диагностике имеют данные биохимических, морфологических исследований крови и результаты постановки аллергических проб [1-26].

Лечение гемофилии всех видов принципиально не отличается друг от друга. Применяется комплексное лечение, направленное на остановку крови, снижение проницаемости сосудов и увеличение свертываемости крови. Основополагающим моментом в терапии гемофилии является переливание свежей или лиофилизированной плазмы крови – крупным животным 2-6мл/кг (1-3л), мелким 10-5мл/кг (250-500мл).

Для остановки местных кровотечений наряду с тампонадой применяют фибриновую губку с тромбином, железа окисного хлоридом, перекисью водорода и др.

С целью снижения сосудистой проницаемости и улучшения свертываемости крови назначают кальция хлорид (лошадям, КРС– 40-50мг/кг, собакам – 40-50мг/кг 1 раз в сутки с интервалом 48 часов) и кальция глюконат (лошадям, КРС – 25-30мг/кг, собакам – 60-70мг/кг один и более раз в сутки), аскорбиновую кислоту и витамин К, а также для компенсации потерь крови внутривенно вводят 5-10%-ный раствор натрия хлорида, 20-40%-ный раствор глюкозы и другие кровезаменители [1-28].

Профилактика заболеваемости осуществляется выбраковкой самцов-производителей, по линии которых потомство болеет гемофилией. Подозреваемый в заболевании молодняк от больных родителей для воспроизводства не используют. Содержание животных должно исключать травмоопасность.

В данной работе рассмотрены основополагающие аспекты заболевания гемофилии. Проведен аналитический обзор имеющихся работ по данной тематике. Собраны статистические данные заболеваемости гемофилии разных видов. По результатам обзора следует, что в настоящее время актуальность данной патологии возрастает и требует более детального изучения, разработки новых методов лечения и профилактики заболеваемости.

Болезни крупного рогатого скота

Геморрагические диатезы (Diathesis haemorrhagica) объединяют группу различных по этиологии и патогенезу заболеваний, имеющих один важнейший общий синдром — кровоточивость, определяющий клинические признаки болезни.

Все геморрагические диатезы подразделяются на первичные — идиопатические и вторичные — симптоматические. Идиопатические диатезы по патогенетическому признаку можно подразделять на три основные группы:

1) обусловленные нарушением свертываемости крови (гемофилия и гипотромбинемиче-ская пурпура при К-гиповитаминозе);

2) связанные с функциональным или органическим нарушением образования и свойств тромбоцитов (тромбоцитопения);

3) возникающие вследствие поражения сосудистой системы (кровопятнистая болезнь).

Симптоматические геморрагические диатезы отмечаются при скорбуте, инфекционных

болезнях (инан, чума крупного рогатого скота и свиней, септические процессы и т. д.), токсикозах и аллергических заболеваниях.

Гемофилия (Haemophilia) — конституционально-наследственное заболевание, характеризующееся резко выраженной склонностью к тяжелым кровотечениям или обширным кровоизлияниям, возникающим под влиянием легких травм или спонтанно.

Различают гемофилии А и В (у мужских особей), С и D (у обоих полов). Среди сельскохозяйственных животных это заболевание встречается редко и наблюдается преимущественно у собак, свиней и лошадей; описано заболевание у крупного рогатого скота.

Этиология. Причины гемофилии у сельскохозяйственных животных не совсем ясны. На возникновение гемофилии, по-видимому, оказывает влияние близкородственное разведение. Предполагают, что сущность гемофилии у животных заключается в замедленном свертывании крови вследствие недостаточного образования тромбокиназы и неполноценности тромбоцитов. Установлено, что наследование гемофилии происходит по рецессивному признаку, сцепленному с полом. Считают, что патологический признак, ответственный за наследование гемофилии, локализуется в половой хромосоме X.

Патогенез.
Развитие болезни сводится к нарушению механизма свертывания крови в первой фазе в связи с уменьшением содержания плазменных антигемофильных факторов. При недостатке антигемофильного глобулина А-фактора VIII развивается гемофилия А, наблюдающаяся у 80—90% больных; дефицит антигемофильного глобулина В-фактора IX вызывает гемофилию В, отмечаемую у 10—15% больных; реже выявляется гемофилия С, вызываемая снижением активности X фактора, принимающего участие в образовании тромбопластина.

Названные факторы необходимы совместно с Ас-глобулином для образования активного плазменного тромбопластина, без которого протромбин не переходит в тромбин, обеспечивающий превращение фибриногена в фибрин.

Патологоанатомические изменения. При вскрытии трупа никаких отклонений со стороны внутренних органов не обнаруживается, имеются лишь кровоизлияния, иногда гематомы и признаки анемии.

Читать еще:  Как отучить собаку или щенка грызть обои: простые методы

Симптомы. У животных при гемофилии А и В отмечаются внезапные подкожные и внутримышечные обширные кровоизлияния, гемоартрозы и параличи. Кровоизлияния часто имеют характер более или менее обширных кровоподтеков, или гематом, которые локализуются не только в подкожной клетчатке и под слизистыми оболочками, но и в мышцах и других областях тела. У больных отмечаются носовые, легочные, кишечные и другие кровотечения, редко кровоизлияния в головной мозг. Часто бывает достаточно ничтожного ранения для того, чтобы возникло сильное, нередко смертельное кровотечение. В морфологическом составе крови отклонений не обнаруживают. После частых и больших кровопотерь развивается постгеморрагическая анемия со всем ее симптомокомплексом.

Главный симптом — резко замедленная свертываемость крови. Вместо нормального срока (у лошадей — от 10 до 20 мин, у крупного рогатого скота — от 8 до 10 мин, у свиней от 2 до 10 мин, у собак — до 2—5 мин), требующегося для завершения свертывания крови, последнее у гемофиликов может не наступить даже по истечении нескольких часов. Удлиняется время до появления первых нитей фибрина и образования сгустка.

Диагноз ставится на основании повышенной кровоточивости, обусловленной длительной задержкой свертывания крови. Характерными для гемофилии являются нормальное количество тромбоцитов, замедление свертывания крови при отрицательной пробе на ломкость капилляров и нормальном количестве протромбина.

Дифференциальный диагноз. Нужно иметь в виду тромбоцитопению, а также симптоматические кровотечения при лейкозах, болезнях почек, скорбуте, гипо – и апластические анемии, отравления донником и токсико-аллергические изменения капилляров.

Лечение. Для остановки кровотечения наряду с тампонадой и другими хирургическими методами применяют переливание плазмы крови и местно перекись водорода, хлорид окисного железа и др. Из средства общего действия используют инъекции кортикотропина и пантокрина, а также внутривенное введение больших количеств аскорбиновой кислоты, гипертонические растворы натрия хлорида (5—10%) или глюкозы (20—40%) и подкожно 5%-ный раствор пептона. Можно использовать также филло-хинон или метилнафтохинон (викасол). При развившемся малокровии, применяется лечение, как при постгеморрагических анемиях.

Профилактика. Не допускать близкородственного разведения. На всякую кровоточивость следует обращать серьезное внимание. Животных, больных гемофилией, следует выбраковывать.

К-гиповитаминозный диатез. Геморрагический диатез при К-гиповитаминозе — заболевание, относящееся к категории гипопротромбинемических геморрагии, характеризующееся нарушением образования протромбина и сопровождающееся замедленным свертыванием крови.

Заболевание отмечается чаще у птиц и поросят, очень редко у других сельскохозяйственных животных (см. «Недостаточность филлохинона»).

Гемофилия у собак и кошек: механизмы наследования и диагностика

ГЕМОФИЛИЯ

Наследственное заболевание, характеризуется выраженной наклонностью к кровотечениям и кровоизлияниям, является классической формой геморрагических диатезов. Регистрируют ее преимущественно у собак, свиней и лошадей.

Этиология. Гемофилия — генетическое заболевание, наследуемое по рецессивному типу. Ген, ответственный за синтез прокоагулянта — антигеморрагического глобулина, локализуется в половой Х-хро-мосоме. Вследствие этого гемофилией заболевают преимущественно мужские особи. Заболевание возможно при спаривании больного гемофилией самца и самки — носительницы патологической хромосомы.

Патогенез. Нарушение первой фазы свертывания крови — образование тром-бопластина — вызвано недостатком анти-гемофильного глобулина (А-фактора VIII) или плазменного компонента тромбопла-стина (антигемофильный фактор В IX). При недостатке или отсутствии этих факторов выпадает одно из звеньев последовательной активации плазменных факторов, приводящих к образованию тромбоплас-тина, без которого невозможен переход протромбина в тромбин, обеспечивающего в комплексе с другими факторами превращение фибриногена в фибрин.

В зависимости от того, имеется ли недостаток антигемофильного фактора А или В, различают два основных вида гемофилии. Наиболее часто встречается гемофилия А и реже гемофилия В. Описаны случаи гемофилии С, связанной с дефицитом XI фактора плазменного предшественника тромбопластина.

Симптомы. Основной признак различных видов гемофилии — повышенная кровоточивость при уколах, ушибах, порезах и других травмах. У животных даже после незначительных травм появляются кровоизлияния в подкожной клетчатке, мышцах, суставах, других органах и тканях. Кровоизлияния часто имеют вид обширных кровоподтеков и гематом.

У больных животных отмечают почечные, носовые, легочные, и желудочно-кишечные кровотечения. Более выраженные кровотечения бывают у молодых животных. Резко замедляется свертываемость крови. Она может не наступить даже после нескольких часов, в то время как у здоровых лошадей она свертывается в течение 20 минут. Вследствие частых и длительных кровопотерь у больных развивается хроническая постгеморрагическая гипохромная анемия. Число лейкоцитов и эритроцитов в крови существенно не изменяется. Течение болезни хроническое.

Патоморфологические изменения. В тканях и органах обнаруживают кровоизлияния, нередко гематомы и признаки анемии.

Диагноз ставится на основании повышенной кровоточивости, наличия случаев заболеваний по линии самцов, с учетом удлинения времени свертываемости крови. Пробы на ломкость сосудов жгута и щипка при гемофилии отрицательны. Дифференцируют гемофилии от гиповитаминозов К, С, Р, тромбоцитопении, апластической анемии и аллергии. Решающее значение в диагностике имеют данные биохимических, морфологических исследований крови и результаты постановки аллергических проб.

Лечение. Ведущим в терапии гемофилии является переливание свежей или лиофилизированной плазмы крови. При длительном хранении плазмы антигемо-фильный глобулин разрушается. Для остановки местных кровотечений наряду с тампонадой применяют фибриновую губку с тромбином, хлоридом окисного железа, перекисью водорода и др. С целью снижения сосудистой проницаемости и улучшения свертываемости крови назначают хлорид кальция и глюконат кальция, аскорбиновую кислоту и витамин К, а также для компенсации потерь крови внутривенно вводят 5-10%-ный раствор хлорида натрия, 20-40%-ный раствор глюкозы и другие кровезаменители. При обильных кровопотерях дополнительно применяют лечение, как при постгеморрагических анемиях.

Профилактика. Самцов-производителей, по линии которых потомство болеет гемофилией, выбраковывают. Подозреваемый в заболевании молодняк от больных родителей для воспроизводства не используют.

Гемофилия у собак и кошек: механизмы наследования и диагностика

Этиология и встречаемость гемофилии. Гемофилия A (MIM №307600) и гемофилия В (MIM №306900) — Х-сцепленные нарушения свертывания крови, вызываемые мутациями в гене F8 и F9 соответственно. Мутации F8 вызывают недостаточность или дисфункцию фактора свертывания VIII; мутации F9 — фактора IX.

Гемофилия — панэтническое заболевание без расовых различий. Гемофилия А имеет встречаемость 1 на 5 000-10 000 новорожденных мальчиков. Гемофилия В встречается гораздо реже, с частотой 1 на 100 000.

Патогенез гемофилии

Система свертывания поддерживает целостность сосудистой стенки благодаря точному балансу образования и запрещения образования сгустка. Протеазы и белковые кофакторы, формирующие каскад тромбообразования, присутствуют в кровотоке как неактивные предшественники и для того чтобы сформировать сгусток фибрина, должны последовательно активизироваться в месте повреждения.

Своевременное и эффективное образование сгустка требует нарастающей активизации или усиления каскада протеаз. Факторы VIII и IX, соединенные вместе, — ключ к этому усилению; они активизируют фактор свертывания X, а активный фактор X, в свою очередь, еще более активирует факторы IX и VIII. Фактор IX функционирует как протеаза, а фактор VIII — как кофактор. Недостаток или дисфункция фактора IX или VIII вызывает гемофилию.

Мутации в гене F8 представлены делециями, инсерциями, инверсиями и точковыми мутациями. Наиболее частая мутация — инверсия, удаляющая карбоксильный конец фактора VIII; она составляет 25% всех случаев гемофилии А и 40-50% тяжелой гемофилии А. Эта инверсия возникает при внутрихромосомной рекомбинации между последовательностью в 22 интроне гена F8 и гомологичной теломерной последовательности в этом же гене.

Другой интересный класс мутаций — обратная перестановка повторов L1 в гене. Для всех мутаций гена F8 остаточная ферментативная активность комплекса факторов VIII и IX соответствует тяжести клинических проявлений болезни.

У пациентов с гемофилией В описано множество различных мутаций гена F9; но в отличие от распространенной частичной инверсии гена F8 при гемофилии А, частой мутации в гене F9 при гемофилии В не найдено. Необычный вариант F9, фактор Лейдена, вызываемый точковыми мутациями в промоторе гена F9, связан с очень низким содержанием фактора IX и тяжелой гемофилией в детстве, со спонтанным разрешением гемофилии, наступающим в пубертате, когда уровень фактора IX почти нормализуется.

Для всех мутаций в гене F9 остаточная ферментативная активность комплекса факторов VIII—IX также согласуется с тяжестью болезни.

Фенотип и развитие гемофилии

Гемофилия — классическая мужская болезнь, хотя иногда из-за смещения инактивации Х-хромосомы могут поражаться и женщины. Клинически гемофилия А и гемофилия В неразличимы. Оба заболевания характеризуются кровоизлияниями в мягкие ткани, мышцы и крупные суставы. Кровотечение начинается через несколько часов и даже дней после травмы и часто продолжается в течение дней или недель.

Читать еще:  Отибиовин — капли для собак

Детей с тяжелой формой болезни обычно диагностируют в периоде новорожденности из-за обширных кефалогематом или длительного кровотечения из пупочной ранки. Дети с умеренной формой часто не имеют гематом или гемартрозов, пока не начинают ползать или ходить, и, следовательно, остаются недиагностированными до этого времени. Пациенты с легкой формой болезни часто манифестируют только в юности или взрослом возрасте гемартрозами или длительными кровотечениями после хирургических операций или травм.

Гемофилию А и гемофилию В диагностируют и различают определением активности факторов VIII и IX. Как при гемофилии А, так и В, уровень активности фактора VIII или IX позволяет предсказать клиническую тяжесть болезни.

Особенности фенотипических проявлений гемофилии:
• Возраст начала: от раннего детства до взрослого
• Геморрагический диатез
• Гемартрозы
• Гематомы

Лечение гемофилии

Несмотря на многообещающие исследования по гено-терапии, пока другого, кроме пересадки печени, лечения при гемофилии А и В нет. В настоящее время стандартное лечение — внутривенное введение недостающего фактора. Заместительная терапия повысила ожидаемый срок жизни от 1,4 года в начале прошлого века до почти 65 лет сегодня.

Риски наследования гемофилии

Если женщина имеет гемофилию в семейном анамнезе, можно определить ее статус носительства по анализу сцепления или прямой идентификацией мутаций в гене F8 или F9. Тем не менее обычно идентификация мутаций доступна только для частой инверсии в гене F8. Выявление носительства ферментативным анализом — трудоемкое исследование, и оно широко не доступно.

Если мать — носительница мутации, каждый сын имеет 50% риск гемофилии, а каждая дочь — 50% риск унаследовать мутации F8 или F9. Вследствие низкой частоты клинически значимого смещения инактивации Х-хромосомы, девочки, унаследовавшие мутацию в генах F8 или F9, имеют низкий риск гемофилии.

Если у матери есть сын с гемофилией, но нет других больных родственников, ее априорный риск оказаться носительницей зависит от типа мутации. Точковые мутации и частые инверсии гена F8 почти всегда возникают в мужском мейозе; в результате 98% матерей мальчиков с одной из этих мутаций — носительницы вследствие новой мутации у их отцов (деда больного по матери).

В отличие от этого, мутации типа делеций обычно возникают в женском мейозе. Если тип мутации неизвестен, считают, что приблизительно треть пациентов имеют новую мутацию в F8 или F9. Применяя метод Байеса, этот риск можно модифицировать с учетом числа здоровых сыновей в семье.

Пример гемофилии. Здоровая 38-летняя женщина обратилась на плановую консультацию относительно риска родить ребенка с гемофилией. Ее дядя по матери умер в детстве от гемофилии, у брата в детстве отмечались кровотечения. Проблемы с кровоточивостью у брата закончились в юности. Другие члены семьи геморрагических нарушений не имели.

Генетик заявил, что семейный анамнез напоминает Х-сцепленную аномалию свертывания крови, например гемофилию А или В, а улучшение у брата особенно похоже на гемофилию В с нарушением фактора IX (Лейдена). Для того чтобы подтвердить диагноз гемофилии, необходимо сначала обследовать брата, поскольку диагностика изолированного носительства затруднительна. Пациентка переговорила с братом, и он согласился на обследование.

Изучение его медицинских документов показало, что ему действительно в детстве была диагностирована недостаточность IX фактора, но теперь имел почти нормальные показатели фактора IX в плазме. ДНК-анализ мутации подтвердил, что у него мутация в промоторе гена F9, соответствующая фактору IX Лейдена. Обследование пациентки показало, что она не является носительницей мутации, выявленной у ее брата.

Наследственные аномалии у собак

Аномалии — отклонения от нормы в развитии, строении и функционировании органов и систем организма — у собак, как и других животных, могут быть различной природы. Даже те из них, которые являются врожденными, т. е. проявляются с момента рождения щенков, не всегда имеют генетическую природу и не передаются поэтому от предков потомкам в ряде поколений — не являются наследственными.

Наследственны аномалии тогда, когда причиной их появления оказываются изменения наследственного аппарата. Установить, наследственна ли данная аномалия, на практике можно, если, например, аномальные щенки обнаруживаются в пометах от производителей, имеющих родственное происхождение, или в разных пометах от какого-то производителя. Но и это не может быть полным доказательством наследственной основы аномалии: ведь обычно родственные животные содержатся в сходных условиях, подвергаясь одинаковому воздействию окружающей среды, которая может вызывать проявление ненаследственных аномалий — экзогенных, возникающих под влиянием тератогенов — средовых факторов, нарушающих процесс развития эмбрионов и не затрагивающих генотип. Известны тератогены физической, химической, биологической природы, например, у сук, переболевших в период щенности парвовирусным энтеритом, неоднократно рождались щенки с разными уродствами.

Различают также наследственно-средовые аномалии, проявление которых зависит как от измененной наследственности, так и от действия внешней среды.

Однако особое внимание как исследователей, так и собаководов привлекают аномалии наследственные, возникающие как результат нарушения генетического аппарата, причем нарушения, приводящие к уродствам, могут происходить на разных уровнях организации жизни: на молекулярном, на хромосомном и геномном.

За рубежом известны обзоры, содержащие весьма обширную информацию по наследственным аномалиям собак, хотя в ряде случаев особенности наследования изучены еще не окончательно. В странах с наиболее развитым собаководством уже используются результаты генетических исследований при разработке и осуществлении программ по искоренению или снижению случаев проявления наследственных аномалий и болезней. Так, например, в Швеции Королевским университетом сельскохозяйственных наук и Шведским кеннел-клубом такая программа с начала 1960-х годов предусматривала изучение наследования и разработку практических мероприятий по устранению в породах дисплазии тазобедренного сустава, а с недавних пор аналогичная работа охватывает наследственные заболевания глаз собак. Подобные программы ветеринарно-генетического совершенствования породистых собак разрабатываются и реализуются во многих национальных кеннел-клубах и союзах любителей отдельных пород.

Разумеется, для их успешного осуществления необходима достоверная научная информация по генетике наследственных болезней и аномалий разных органов и систем.

Аномалии опорно-двигательного аппарата у собак

Дисплазия тазобедренного сустава. A. Hedhammar в числе пород, в которых обнаружена ДТС, указывает, кроме немецкой овчарки, также швейцарских зенненхундов, бриара, чау-чау, кламбер-спаниеля, ретриверов — золотистого и лабрадора, ньюфаундленда, бобтейля, ротвейлера, самоедской лайки и сенбернара.

Заболевание характеризуется нарушением соответствия между суставными поверхностями и ведет к возникновению в суставе вывиха или артроза. По-видимому, наследственно детерминируется недоразвитие сустава, что является пусковым механизмом сглаживания вертлужной впадины, недостаточного покрытия головки бедра ее верхним краем, разболтанности и артроза сустава.

Международная кинологическая федерация FCI приняла в 1974 г. в Утрехте пятибалльную классификацию градации аномалии: 1 балл соответствует норме, 2 — слабой степени ДТС, 3 — средней, 4 — умеренной и 5 — сильной — соответственно от HD — до HD 5. Подробно диагностика описана в статьях Ю. Филиппова и В. Митина ; а также у J. Madsen, Е. Svalastoga. При этом освидетельствование собак на предмет ДТС проводят для мелких пород в возрасте не менее 1 года, крупных — не менее полутора лет. Кроме того, характер рентгенограмм и оценки степени дисплазии зависят от точности метода рентгенографии и от предварительной обработки собаки. При этом наименее стабильные результаты обусловливает применение для анестезии ацетилпромазина. У исследованных немецких овчарок ДТС зарегистрирована в 69 % в возрасте 12 мес., в 83 % — в 18 мес. и в 95 % — в 24 мес.

Недавно предложена модификация рентгеноскопического метода для выявления ДТС : система количественных индексов повышает точность и снижает вариабельность оценок с возможностью эффективного предсказания развития „синдрома слабости суставов и уровня их дегенерации в двухлетнем возрасте на материале тестирования 16-недельных щенков, что очень важно для селекционеров и владельцев-собаководов.

Считается, что собаки обоих полов страдают ДТС с одинаковой частотой.

Широкие исследования доказали наследственную природу ДТС, контролируемой полигенно: гены нескольких локусов вызывают нарушение строения сустава, и при комбинации таких доминантных генов в генотипе их суммарное действие приводит к проявлению аномалии. Во многих популяциях и породах определены значения коэффициента наследуемости ДТС: например, у ретриверов он составил 28 %, у ротвейлеров 39 %, у немецких овчарок — 40 %. В этих же пределах указана величина наследуемости в работе A. Hedhammar.

Читать еще:  Почему собака ест камни: отвечаем подробно и даем советы

Полигенное наследование ДТС не препятствует успешной работе по снижению уровня и тяжести аномалии — например, в породе немецкой овчарки Западной Германии при 20-летнем периоде специального контроля встречаемость аномалии снизилась, хотя степень выраженности болезни сильно зависит от факторов внешней среды. Однако стратегия отбора производителей с учетом освобождения популяции от этой аномалии весьма специфична. Первоначальный „жесткий подход к отбраковке всех собак, имеющих даже слабую степень дисплазии, и разведение только особей, абсолютно свободных от ДТС, оказался неосуществимым: во-первых, от таких фенотипически здоровых пар рождались с немалой частотой потомки с дисплазией разной степени тяжести, а во-вторых, этот строгий отбор неизбежно сокращал племенную базу, обеднял генофонд, мог привести к нежелательным эффектам генетико-автоматических процессов и т. д.

Эта аномалия, называемая также „непропорциональной карликовостью», является следствием наиболее распространенной у животных дисплазии костей конечностей. Она характеризуется укорочением дистальных костей конечностей; при этом голова и туловище сохраняют „нормальные» размеры.

Среди собак наиболее типичными ахондропластическими животными являются бассеты и таксы. Конечно, нет оснований считать собак названных пород только по их экстерьеру отягощенными наследственной болезнью — просто это самый наглядный пример явного укорочения длинных костей ног. В генетической литературе долго дискутировался вопрос — обусловлена ли карликовость бассетов и такс проявлением одного главного гена „коротконогости». С. Stockard вычленил полудоминантный ген, обусловливающий укорочение конечностей путем скрещивания бассетов с немецкими овчарками. Однако Whitney при анализе беккроссов бассста и блад — хаунда обнаружил картину полигенного наследования этого признака. При этом, однако, укороченность ног „предоминировала». R. Robinson считает, что эти данные не являются доказательством отсутствия главного гена карликовости. Он считает, что такой ген корректнее всего можно выявить при анализирующем скрещивании внутри какой-либо породы, а не в межпородных кроссах. L. Whitney описал рецессивный аллель «ас» у кокер-спаниелей, среди которых он наблюдал коротконогих собак, достоверно отличавшихся от нормальных кокеров.

Gardner сообщал об идентичном случае у пуделей.

Аномалии органов чувств — афакия

Эта аномалия — врожденное отсутствие в глазе хрусталика — обнаружена в семействе сенбернаров. Характер расщепления признака в потомстве нормальных родителей свидетельствовал о моногенном рецессивном наследовании дефекта.

Катаракта у собак

Заболевание глаз в виде помутнения и потери прозрачности хрусталика, различимое внешне как бельмо на зрачке. Различают катаракту первичную — если она не связана с какими-либо другими дефектами глаз, и вторичную — если сопровождается таковыми и является их следствием. Для генетиков поэтому важнее изучение первичной катаракты как наследственной аномалии.

Катаракты бывают разных видов, причем их природу можно установить только при специальном обследовании больных животных. Обнаружены различия в возрасте проявления аномалии при разных катарактах и у разных пород. Сводная , приведенная R. Robinson, содержит совокупность сведений об этой аномалии. Оказывается, что помутнение хрусталика вызывают многие разные гены — чуть не каждый вид катаракты является новой самостоятельной мутацией.

Кроме названных пород первичная врожденная катаракта обнаружена также у кавалер-кинг-чарлз-спаниелей, вельш-спрингер-спаниелей, больших мюнстерлендеров — в большинстве случаев наследуется как рецессивный признак, и у доберманов, шпицев, уэст- хайленд-уайт-терьеров, где точный тип наследования еще не установлен.

Интересно, что у немецких овчарок вначале было убедительно доказано доминирование мутантного гена катаракты над нормой. Однако позднее в английской популяции немецких овчарок обнаружена наследственная катаракта, передающаяся как рецессивный признак : оказалось, что и в пределах одной породы могут быть распространены несколько форм этой аномалии с различным типом наследования из-за доминантных или рецессивных мутаций в разных локусах.

Основные виды катаракты у собак и их наследование

Такой дефект строения и функционирования глаз характерен для некоторых шотландских и шетландских овчарок — колли и шелти, и неизвестен у собак других пород. Дефект для двух названных пород серьезен из-за высокой частоты его распространения — во многих популяциях частота превышает 80 и даже 90 % и остается высокой даже после проведения специальной селекции против этой аномалии: например, через 3 года интенсивной селекции частота аномалии снизилась с 97 % только до 59 %.

СЕА представляет собой результат грубого нарушения формирования глазного дна больных собак: ненормальное строение имеют сетчатка, другие оболочки глаза, кровеносные сосуды, оптический диск, склера. В итоге минимум 8 отдельных аномалий разных частей глаза суммируются в виде синдрома СЕА. При этом степень тяжести заболевания варьирует, и у разных аномальных собак проявляются различные совокупности клинических симптомов, которые может идентифицировать только специалист-офталь — молог с помощью офтальмоскопа. К полной слепоте приводят только самые тяжелые варианты СЕА.

Специальный гибридологический анализ убедительно показал, что аномалия наследуется по рецессивному типу под контролем одного гена с мутантным аллелем, обозначенным сеа. Этот ген обладает также плейотропным эффектом, обусловливая нарушения разных структур глаза.

Это иллюстрирует схема, показывающая число регистраций собак с аномалией PRA в каждый год в сравнении с общим количеством лабрадоров, зарегистрированных Клубом собаководства ; год регистрации обычно является годом рождения собаки. Видно, что селекция привела к полному исчезновению аномалии из селекционируемой популяции. В Англии также сейчас считают полезным обязательное офтальмоскопическое обследование молодых собак при регистрации в Клубе собаководства и выдаче племенного сертификата для участия в разведении.

Прогрессирующая ретинальная атрофия

Это вторая форма PRA, имеющая отличия от предыдущей и потому выделяющаяся в отдельную аномалию, обозначаемую CPRA. При этом заболевании собаки лучше видят в сумерках, чем при ярком освещении, однако зрение неострое, и больное животное в движении часто наталкивается на неподвижные предметы и объекты. При офтальмоскопии можно обнаружить зоны с коричневым пигментом в слое сетчатки, ответственном за восприятие света глазом, эти точковыс зоны не наблюдаются при периферической форме PRA, и дегенерация сетчатки затрагивает центральную ее часть, из-за чего аномалия и носит свое название. Развитие дефекта приводит к полной слепоте, а начинается в разном возрасте, от 2 до 10 лет, но чаще в 3-6 лет. Офтальмоскопия дает возможность диагностировать аномалию значительно раньше, между 18-24 месяцами от роду. А в быту, поскольку у больных собак долго сохраняется периферическое зрение, этот вид атрофии проявляется гораздо позже, иногда даже после 10-летнего возраста, когда владельцы обнаруживают полную слепоту у собаки, воспринимая ее как старческое одряхление.

Распространение CPRA в породах совсем не такое, как PRA: чаще всего эта аномалия встречается у служебных, „рабочих“ собак, с наивысшей частотой отмечена среди колли и ретриверов. CPRA не так широко распространена у собак, как PRA.

Тип наследования не так точно определен, как в случае с PRA, но считается, что центральная прогрессирующая атрофия сетчатки детерминируется доминантным геном с неполной пенетрантностью и с изменяющейся экспрессивностью.

Это врожденная аномалия, но первые проявления заметны после прозревания щенков, в возрасте 3-6 недель. Аномальные щенки ведут себя, как слепые: менее подвижны, чем обычно, и натыкаются на встречные предметы. Аномалия выявлена у лабрадоров и терьеров — бедлингтона, силихэм и йоркшир и обусловлена рецессивным геном в гомозиготном состоянии. К. Barnett и F. Stades путем генеалогического анализа установили в этих породах конкретных производителей, передававших эту аномалию и оказавшихся, вероятно, обладателями спонтанно смутиро — вавших генов.

М — доминантный ген мраморного окраса, обусловливающий специфическую рубашку волосяного покрова: темные пятна неправильной формы с „рваными11 краями на более светлом фоне, а также голубого цвета глаза — один или оба, или даже отдельный глаз может быть частично голубого цвета, а частично обыкновенным или даже белым. Отсутствует пигментированный слой сетчатки, обусловливающий восприятие глазом света в темноте. Все это характерно для гетерозигот Мт, а гомозиготы ММ имеют более тяжелые проявления аномалии. При этом генотипе окрас практически полностью белый, глаза только голубые, часто уменьшенного размера или даже иногда отсутствуют. Аномальным оказывается и строение глаз. Большинство таких животных также оказываются глухими.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector